Алексей Захаров: «Для нас политик — не заказчик, а объект исследования»

Алексей ЗахаровАлексей Захаров, доцент кафедры высшей математики на факультете экономики ВШЭ, избран в Совет Европейской ассоциации политических наук. Об этой организации, а также о том, в каком направлении развивается наука об обществе и почему ученый, изучая состояние дел в странах с переходной экономикой, может рассчитывать на открытия, он рассказал в интервью новостной службе портала.

— Алексей, расскажите, пожалуйста, какова история создания Европейской ассоциации политических наук?

— Европейская ассоциация политических наук — это профессиональное сообщество людей, которые занимаются политическими науками в современном их понимании, предполагающем использование количественных методов в политическом анализе. Инициаторами создания ассоциации выступили известные европейские исследователи, среди них Дэвид Соскис, Денис Мюллер, Рей Дач. И хотя ассоциация еще совсем молодая, она существует всего два года, за это время проведено уже две крупные конференции. На каждой из них выступало около 600 докладчиков, и если на первой конференции в Дублине значительная часть топовых докладов была из США, то в этом году в Берлине нам удалось собрать практически всех лучших европейских ученых. В Совет входят исследователи почти из всех западных европейских стран, я был приглашен в него как представитель Восточной Европы, где количественные исследования пока остаются на периферии интересов научного политологического сообщества.

— Какие задачи стоят перед Советом, на что ориентирована ваша деятельность?

— Одной из задач, стоящих перед Советом, является создание журнала «Political Science Research and Methods», в котором будут публиковаться передовые исследования. Предпочтение будет отдаваться работам в области политических наук (либо в смежных областях экономики и социологии), использующим строгие эмпирические либо формальные методы анализа. «Европейскость» журнала будет состоять в том, что мы будем более охотно, чем американские журналы, принимать статьи с использованием европейских эмпирических данных. При отборе статьей для нас приоритетным является критерий качества работы. В 2013 году журнал будет выходить с периодичностью два раза в год, затем — три раза, и к 2015 году мы рассчитываем выйти на четыре издания в год.

— Какова сфера ваших исследовательских интересов в политической науке?

— Прежде всего, меня интересует политическое поведение людей. Но мне сложно классифицировать свою деятельность исключительно как политическую науку. Речь идет об изучении общества, и в этом поле пересекаются несколько дисциплин — и социология, и политология, и экономика. Если говорить о конкретных проектах, которые я реализую, то, во-первых, это проект, связанный с моделированием поведения политиков во время избирательной кампании. Сейчас (совместно с коллегой из Эксетерского университета) мы проводим лабораторный эксперимент, в рамках которого исследуется поведение испытуемых в ситуации необходимости принимать решения относительно выбора избирательной кампании.

Во-вторых, в прошлом году я участвовал в полевом исследовании в рамках проекта «Гражданин Наблюдатель». Это был гражданский проект, в ходе которого помимо значимого общественного результата был получен еще и научный. На декабрьских выборах 2011 года примерно на 150-ти случайно выбранных избирательных участках присутствовали добровольцы-наблюдатели, и как выяснилось, их присутствие значимо повлияло на результаты выборов. Что позволило оценить как истинный исход думских выборов в Москве, так и эффективность наблюдателей в борьбе с фальсификациями. Статья, написанная по итогам этой работы, сейчас принята к публикации в «Proceedings of National Academy of Sciences», одном из ведущих мировых общенаучных журналов.

В-третьих, у меня есть несколько проектов в рамках работы в питерской Лаборатории сравнительных социальных исследований ВШЭ. В частности, это изучение взаимосвязи между уровнем экономического благополучия и политическими обещаниями политиков в период предвыборных кампаний. Согласно теории, с увеличением благосостояния акцент политических кампаний должен смещаться с экономических вопросов на нематериальные сущности, такие как права человека или защита окружающей среды, это предположение подтверждается данными.

Наконец, значительная часть моей научной деятельности проходит в сотрудничестве с Международной научно-учебной лабораторией анализа и выбора решений ВШЭ, которая дает прекрасную возможность привлекать к работе как лучших студентов Вышки, так и соавторов, способных решать технические задачи.

— Исходя из того списка проектов, в которых вы принимаете участие, складывается впечатление, что в России сейчас наблюдается интерес к изучению политических процессов с помощью количественных методов, так ли это?

— Россия, как и другие страны с переходной экономикой, дает исследователю возможность наблюдать нетривиальные явления в социальной и политической жизни, которые невозможны в странах с более стабильными институциональными отношениями и структурами. Поэтому, на мой взгляд, научная работа в странах с переходной экономикой потенциально богаче на открытия и идеи. Но новые идеи появляются не каждый день. Они рождаются благодаря общению с коллегами, для интеллектуальных изысканий необходима активная исследовательская среда. Поэтому я считаю важным шагом организацию научного семинара «Политическая экономика», на который часто приезжают иностранные докладчики, ведущие специалисты в области политических исследований. Но не думаю, что пока можно говорить о широком интересе в среде российских политологов к применению количественных методов в политическом анализе. В нашей стране долгие годы было очень мало сильных, «конвертируемых» исследовательских школ в общественных науках. Научное сообщество в области политических наук пока находится на начальной стадии формирования, хотя уже определилось несколько центров, в которых наблюдается стабильный исследовательский интерес к данной проблематике, и ВШЭ является одним из них.

— Ставите ли вы перед собой задачи, связанные с практической применимостью исследований? И в целом, насколько то, что вы делаете, имеет практическую ценность?

— Из разговоров с коллегами я понимаю, что политический консалтинг и академическая наука — два разных, слабо пересекающихся мира. Вклад современной научной мысли в то, что говорят и делают политики, пока не очень велик. Задача науки — в другом, она должна анализировать и выявлять закономерности. Для нас политик — не заказчик, а объект исследования. Один мой коллега привел очень хорошую метафору, которая подходит и для иллюстрации отношений между исследователями и участниками политических процессов: «бизнесмен по отношению к ученому — это медведь по отношению к биологу, который изучает поведение медведей. Медведь может делать какие-то вещи, которые не умеет биолог, но зато биологу известны общие закономерности поведения медведей».

К сожалению, в нашей стране люди по-прежнему предпочитают думать, что применение количественных методов в политических исследованиях невозможно. А когда я говорю обратное, в ответ часто слышу весьма эмоциональные негативные высказывания. Я объясняю это тем, что люди воспринимают подобные заявления как посягательство на представление о том, что они все знают. Но я уверен, что в какой-то момент наберется критическая масса исследователей-политологов, использующих количественные методы анализа в своих работах, которые и будут определять лицо российской политической науки в ближайшей перспективе.

Наука об обществе — это очень молодая наука, физика в этом состоянии находилась 150 лет назад. Непонятно, насколько далеко мы вообще можем продвинуться в прогнозировании общественных и политических процессов, и именно это делает нашу науку такой интересной.

Людмила Мезенцева, Новостная служба портала ВШЭ

Источник